Сб. Сен 21st, 2019

Втеме

Свежие новости

Юрий Никитин о Доме Либмана: 340 тысяч заплатят коммунальщики, а не город или одесситы

КП «ЖКС «Порто-франковский» все же заплатит 340 тысяч гривен за повреждение декора Дома Либмана и доведение его до нынешнего состояния. Пятый апелляционный административный суд подтвердил решение Одесского окружного административного суда и признал финансовые санкции правомерными.

Предыстория такова: в апреле прошлого года в социальных сетях появилось видео, на котором человек молотком сбивает лепнину с Дома Либмана – памятника архитектуры. Так коммунальщики собирались решить проблему аварийности этого дома – за день до инцидента на голову прохожему упал кусок карниза. 

Этот случай вызвал большой резонанс среди одесситов. Общественники назвали произошедшее «варварством». Сначала в мэрии отрицали свое участие в этом, несмотря на то, что все было снято на видео. Спустя год на аппаратном совещании все же признали, что КП «ЖКС «Порто-франковский» привлек для работ не квалифицированных реставраторов.

По этому делу общественные организации “Зеленый лист” и “Защитим Одессу вместе” параллельно написали заявление в Департамент культуры, национальностей, религий и охраны культурного наследия Одесской облгосадминистрации. По этим заявлениям осуществлялась проверка. И когда КП «ЖКС «Порто-франковский» подал заявление в суд, обе общественные организации “Зеленый лист” и “Защитим Одессу вместе” вошли в процесс на стороне ответчика. Представителями организаций в суде были Юрий Никитин (представлял “Зеленый лист” по приглашению Владислава Балинского) и Ирина Шапочкина. 

О судебных разбирательствах и о том, как вообще стала возможной подобная «реставрация» рассказывает общественник Юрий Никитин.

— В 2017 году Дом Либмана был признан аварийным. Почему в таком случае дом не был огорожен – и пострадал человек? 

— Оградить – это минимум, который должен был быть сделан. Насколько мне известно, по поводу этого были даже обращения в мэрию. Но они были проигнорированы. И вот результат. Но это же не первый случай, когда человек пострадал в результате обрушения элементов фасада. Вспомните, как девочка пострадала, когда от здания филармонии обвалилась часть отделки. А вообще, последние годы обрушения не редкость, как минимум раз в месяц что-то обваливается, даже балконы.

Правильнее, конечно, не ограждать, а не доводить исторические здания до такого плачевного состояния. Своевременно ремонтировать, реставрировать. Ведь тот же дом Либмана не всегда имел такой вид. У меня есть фотоальбом где-то конца 80-х прошлого века, в нем запечатлен дом Либмана идеально отреставрированный, аж сверкающий. То, что с ним сегодня – это результат 30-ти летнего ничегонеделания, манкирования городскими властями своими обязанностями.

— Почему в Одессе так много домов, реставрацией которых никто не хочет заниматься? В чем причина – в законодательстве, коррупции, халатности?

— Как минимум две причины из целого комплекса вы назвали. Халатность? Безусловно. Прежде чем отвалиться, элементы здания висят на честном слове годами. Все это видят, должны бы видеть, но никто ничего не делает. А ведь, на самом деле, сохранение исторического жилого фонда и зданий вообще, для исторических городов является главным видом градостроительной деятельности, которую должна организовывать городская власть. Однако не делает этого.

Коррупция? Доказательств ведь я предоставить не могу, но я считаю, что это основная причина, по которой городу вечно ни на что не хватает денег. Того, что используются некачественные материалы, не в достаточном количестве, что привлекаются для работ неквалифицированные работники.

Раньше «денег нет» было главным ответом на вопрос почему не реставрируются дома. Сейчас, в силу децентрализации, денег хватает и не заниматься этим преступно.

А вот законодательство, я бы сказал, не мешает. Действительно Закон Украины «Об охране культурного наследия» несовершенен, в нем до сих пор есть непроясненные вопросы, несмотря на то, что он принят в 2000 году. За истекшее время в него внесены сотни поправок, что делает его похожим на ласкутное одеяло, но вопросы остаются. Специалисты, конечно же, на него жалуются, хотят менять. Но тем не менее, это не самый плохой закон, с ним можно работать, защищать и сохранять, что в частности показало и судебное разбирательство по дому Либмана.

Плохо, что оно не соблюдается. Вот, к примеру, содержание памятников местного значения, включая реставрацию, а это большая часть памятников вообще, возлагается на местное самоуправление. А есть ли у нас такая статья в бюджете города? Если есть, то какова сумма? Как давно она есть? Почему «денег нет»? Ответов на эти вопросы у меня нет, но получить их надо.

Все это безусловно не значит, что нельзя получить государственное финансирование на какие-то работы, но инициатива должна исходить от города и от собственника.

— Чем можно объяснить решение сбивать лепнину с памятника архитектуры молотком?

— Вопиющей некомпетентностью и правовым нигилизмом на всех уровнях местной власти. Каждый, от мастера ЖЭКа до мэра, считает, что закон – это он и никто ему не указ. Но при этом никто из них не может принять качественные решения для выполнения своих обязанностей.

Ситуация с именно этим решением мне понятна, я ее видел много раз, при советской жизни. Это когда партийный босс вызывает «на ковер» начальника ЖЭК кричит: «А почему это у тебя камни на голову падают? … Да меня не волнует что у тебя есть, а чего нет! … Хочешь положить партбилет на стол? … Тогда пойди и сделай так, чтоб камни не падали! Меня не волнует, как». И тогда он идет и делает то единственное, что способно прийти ему в голову. Сбить лепнину, чтоб падать было нечему.

Уверен, что что-то такое и произошло. Этот советский стиль управления, как ни странно, прекрасно сохранился в ЖКХ и местном самоуправлении вообще.

— Видео, на котором была запечатлен человек, сбивающий декор молотком, вызвало очень большой резонанс в городе. Помогло ли это остановить коммунальщиков?

— Да, они сбили бы гораздо больше, если бы все это происходило в тишине. К счастью, у ОДТРК оказалась свободная съемочная группа, которая успела – «работы» еще велись. Это помогло установить не только исполнителей и владельца автовышки, но и зафиксировать и доказать в суде, что не «само оно упало» и что именно — «оно».

— КП «ЖКС «Порто-франковский» должен будет заплатить 340 тысяч гривен. Почему именно такая сумма?

— На КП «ЖКС «Порто-франковский» были наложены финансовые санкции по двум правонарушениям. По обоим максимальную сумму – 170 тыс. грн. Первое — за умышленное повреждение памятки архитектуры и второе — за доведение памятника до нынешнего состояния. Это тоже само по себе прецедент. На моей памяти впервые карают за многолетнюю бездеятельность. 

— Некоторые одесские СМИ пишут, что эти 340 тысяч заплатят сами одесситы. Это правда?

— Нет. Это в корне не верно. Коммунальное предприятие – это полноценное коммерческое предприятие. Да, оно создано имуществом и деньгами учредителя, которым является городская громада. Но это имущество и средства, как для любого предприятия, обособлено законом от собственника и его прямого влияния.  КП имеют права осуществлять коммерческую деятельность, оказывать платные услуги населению и городу согласно Устава. Из доходов от этой деятельности КП финансируют себя и получают какую-то прибыль. В идеале, именно из нее должны быть оплачены санкции, или из других средств ЖКС. Например, вместо того, чтоб ксерокс себе в участок купить.

Конечно, город может решить «помочь» любимому КП и увеличить Уставной фонд. Но если это счастливым образом совпадет с оплатой санкций, то НАБУ сможет открыть еще одно уголовное дело в отношении кого-нибудь из мэрии. Потому, что это злоупотребление служебным положением в интересах коммерческой структуры.

В общем, сумели нагадить, теперь пусть сумеют заработать на санкции. Или сэкономить.

— Вы написали на своей страничке в «Фейсбук», что это решением суда «создан очень важный прецедент — впервые на моей памяти в Одессе применены финансовые санкции (не админштраф) за правонарушение в области охраны культурного наследия». То есть, по вашему мнению, и другие ЖКС-ы города будут внимательней относиться к памяткам архитектуры?

— Прежде всего, я имел ввиду, прецедент применения финансовых санкций за правонарушение в области охраны культурного наследия. На моей памяти, эта норма в Одессе никогда не применялась. В таких случаях говорят, что норма «мертвая» — она есть в законе, но не применяется. Причины могут быть разные, но одна из них – не понятно, как, и не понятно, с какими последствиями. Так вот норма «ожила». Теперь все понятно. Суды подтвердили применение. И она будет применяться, когда это потребуется.

Будут ли ЖЭКи внимательней? Те, которые не захотят пострадать и те, работникам которых хватит ума понять, будут. Хотелось бы надеяться. А то, что все ЖКХ и вообще все чиновники города будут об этом знать, можете не сомневаться. Они уже знают. Мэр об этом уже публично говорил.

— А как ЖКС-ы могут решить проблему с реставрацией памяток архитектуры? Существует ли какой-то механизм, если у них, к примеру, нет денег?

— Скажем точнее, все вопросы сохранения памятника, в том числе и реставрации закон возлагает на того, кто имеет имущественные права на него. То есть, на владельцев квартир и управляющую компанию. Если управляющей компанией является ЖКС, то тогда это и его проблемы тоже, но не исключительно, вместе с владельцами. Закон Украины «Об охране культурного наследия» говорит, что в случае, если владелец не имеет возможности самостоятельно провести необходимые работы, то он может обратиться за помощью(в том числе финансовой) к уполномоченному органу. У нас это профильный Департамент ОДА или Министерство культуры. 

Будет такое финансирование или не будет, это уже вопрос второй. Первична здесь инициатива. Обратился – молодец, не обратился – ответь за бездеятельность.

КП «ЖКС «Порто-франковский» в данном случае ответил и за то, что сам не обращался и за то, что игнорировал обращения Департамента.

— Что будет дальше? Будут ли представители ЖКС оспаривать и это решение суда?

Скорее всего, будет кассация. Но решение в законную силу вступило. Это значит, что будет возобновлен приостановленный судебный процесс о принудительным истребовании финансовых санкций. Это еще один пример правового нигилизма, типичного для местного самоуправления Одессы. КП «ЖКС «Порто-франковский» просто решил проигнорировать решение о наложении финансовых санкций. Просто не платить. Пришлось истребовать через суд. Вот этот процесс сейчас и возобновится. Думаю, что желаемый результат будет и здесь.

— Можно ли решить проблему с ужасным состоянием памяток архитектуры в Одессе? Ведь наш город может из-за этого совершенно потерять свою привлекательность.

— Не может, а теряет, причем в высоком темпе. Ничего раз и навсегда решить нельзя. Этим можно и нужно все время заниматься. И безусловно для этого должен работать Закон. Пока у нас законы не работают. Не работают потому, что власти разных уровней позволят себе их не соблюдать и не знать. А общество, оно по-прежнему занято выживанием и чиновников своих не контролирует, не заставляет. В этом отношении я пессимист, либо сильное государство, либо сильное общество может заставить своих чиновников служить, а не паразитировать. Ни того, ни другого у нас пока нет. Но должно же когда-нибудь быть? И что до тех пор у нас останется?

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *